2016 год – это не только Год кино в РФ, но и 195-летие главного писателя страны Ф.М. Достоевского. В этом же году исполняется 150 лет его основополагающему роману «Преступление и наказание». Мы попросили Ирину Никитину из 11В высказать свое мнение о творчестве сложнейшего писателя и попытаться ответить на вопрос о том, в чем же тайна культового произведения Ф.М.Достоевского, которое изучают 10 классы.

И он послушался своего бедного разума: как свинец, легла на него его речь. Он не хотел стыдиться своего безумия. И опять его бедный разум стал таким затекшим, таким тяжелым. Если бы только мог он тряхнуть головою, его бремя скатилось бы вниз; но кто тряхнет эту голову?

Ф. Ницше. «О бледном преступнике» («Так говорил Заратустра»).

В реальной жизни смешение добра и зла обязательно, оно отражает суть человека. Особенно очевидно это было во времена инквизиции, когда во имя «добра» подвергали пыткам огромное количество людей. В мировой литературе добро и зло смешивать стали, пожалуй, лишь в XIX веке, когда обществом принимались уже более свободные нравы.

Первое осознанное нами противоречие, первое, чему мы учимся, как только начинаем мыслить, – это различать добро и зло. Отличать супергероя от суперзлодея. И правда, чего тут сложного – разграничить эти два понятия? Однако русский классик Достоевский будто решил посмеяться надо мной. Ведь, прочитав роман «Преступление и наказание», я до сих пор не смогла разобраться с этим.

Читая этот роман Достоевского, мы размышляем о внутреннем мире Родиона Раскольникова, о его поступках. Главный герой совершает преступление, убивает старуху процентщицу, ее сестру, не родившегося ребенка этой сестры, грабит, но не ради богатства, крови, а ради идеи. Идейное преступление! Родион Раскольников сформулировал теорию «о двух разрядах», в которой говорилось, что есть низший разряд – материал, масса, обязанный породить необыкновенного человека, а есть высший разряд – наполеоны, «господа будущего», которые осуществляют всемирный прогресс.

Подробно эту теорию мы рассматриваем, когда Раскольников объясняет ее следователю, Порфирию Петровичу: ««необыкновенный» человек имеет право.. то есть не официальное право, а сам себе имеет право разрешить своей совести перешагнуть.. через иные препятствия, и единственно в том случае, если исполнение его идеи (иногда спасительной может быть для всего человечества) того потребует». А.И. Свидригайлов сформулировал это проще и страшнее: «Кровь по совести». Вышеописанная идея захватывает нашего героя. И он для того, чтобы проверить себя на наполеонизм, совершает кровопролитие, но, как бы написал Ницше: «Образ сделал этого человека бледным. На высоте своего дела был он, когда он совершал его; но он не вынес его образа, когда оно совершилось».

Вот и думаешь после этого, злой этот человек или добрый. Преступление совершил, но как выстрадал его. Ведь страдал же! Иной бы совсем забыл. Ограбил, все продал и забыл, а Родион… Сидишь и радуешься, что люди так каяться способны, осознавать ошибки, страдать из-за них, воскресать, но в то же время грустно, когда понимаешь, что слова А.А.Ахматовой в этом случае более реалистичны, чем роман Ф.М. Достоевского. Говорила она следующее: «Достоевский знал много, но не все. Он, например, думал, что если убьешь человека, то станешь Раскольниковым. А мы знаем, что можно убить пять, десять, сто человек и вечером пойти в театр».

Итак, наш Раскольников многое перенес, не знал куда деться, море апатии, депрессии и прочей гадости свалилось ему на голову, это и стало его главным наказанием. Благодаря Соне Мармеладовой он воскрес, любовь его воскресила, каторга, вера. Даже исходя из вышеописанного, я считаю, что главный герой – исключительно добрый человек. Взять хотя бы его странные поступки, когда он на девушку с бульвара последние деньги пожертвовал, хотя знал, что спасение ее напрасно, когда тем же Мармеладовым отдавал последнее, да и смерть старухи много пользы принесла.

С Раскольниковым определиться было достаточно легко, но что же делать с его теорией? Точнее, с понятием «злого добра». Бывает ложь во имя добра, почему не может быть зло во имя добра? Да и не стоят ли несколько жизней всемирного просвещения, если это будет полезным для целого человечества?

К большому сожалению, Достоевский ничему меня не научил. Да, эта самая теория «о двух разрядах» не идеальна, в ней много минусов, но она имеет место в моей голове, и может заражать наше поколение. Как много подростков, для которых пример сверхчеловека - лучший! Современная молодежь стремится к этому образу, такому же смутному и манящему, как сам Бог. Возможно, это форма религии нашего времени – искать в себе сверхличность. Эгоистичная, полная нарциссизма форма лжерелигии, в которой невозможно отсутствие «злого добра». В этом и есть его кошмар!

Ирина Никитина, 11В класс

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 4.92 (голосов 6)