Сегодня я проснулся и понял, что неплохо было бы написать про свой родной 11Б класс, с которым я провел так много времени, что уж и не вспомнишь, сколько точно. Даже нет, не так: прямо сейчас я вдруг понял, что просто обязан, покидая лицей, написать оду о своем коллективе, с которым провел два с половиной года.

Мой класс, неплохо было бы об этом упомянуть сразу, – самый-самый. Он добрый, помогающий, понимающий, умный, веселый и… дружный. Он обязательно придет на помощь, всегда целен и всегда оптимистичен. Даже нет, не так. Мой класс обычный. В нем есть все, что должно быть в коллективе. Психологи считают нормой то, что и в большом, и в маленьком коллективе первый конфликт появляется уже через два-три дня. Это про нас. Мы хороший класс, и в слове «хороший» заключаются наши ссоры, разногласия, Конфликты (обязательно с большой буквы, ибо они значительные). Он такой, и он должен быть таким, ибо я в нем учусь и жалею, что не всегда могу понять всех. Всех понять действительно невозможно, но, думаю, надо осознать одну вещь. «Маленькая война класса» всегда должна иметь свое начало и свой конец, как и любая другая война, как и любое другое столкновение мнений.

Я люблю свой класс. В нашем одиннадцатом учатся сверхпримерные дети. Они такие идеальные, что определение «облако в штанах» не дотягивает до них. С них бы могли брать пример все: от деток в ясельных группах до крутых парней в «Черном дельфине». С ними легко сладить, их легко успокоить, их всегда можно попросить о помощи. Или нет, не так: они – революционеры, причем радикальные, они – бунтари, причем кровавые (полегче, это не в буквальном смысле). Да они настоящие «бесы», и пусть Федор Михайлович не вертится в могиле, ибо страсти, что кипят в их душах, будут не понятны даже ему. Они наглые, неугомонные, непримиримые, увертливые и очень-очень вредные. Но им так лучше, и можно сказать, что им так идет. Все они, если и не станут суперуспешны, обязательно станут интересными людьми. Их творческая наглость выльется в «пробивную» способность (ведь как сказала когда-то наша завуч Елена Николаевна Степашкова, мы «пробивные»). Их неугомонность станет настоящей занозой и заставит никогда не сидеть на месте, а жить ярко и насыщенно. Их непримиримость выльется в то, что они с жизнью церемониться не станут, пойдут и начнут переделывать ее по-своему (и смогут сделать лучше!). Их увертливость приведет к тому, что ни одна проблема не станет для них тупиком и стеной: не пробьют, так обойдут. И даже их вредность – их счастье! О, они не бунтари, они еще (или «уже не») дети, но когда вырастут, станут по праву новым поколением. Единственное, что я бы искоренил из них нещадно, так это неумение выслушивать чужие точки зрения.

Да, все у нас вундеркинды в расцвете сил, гении, мастера на все руки, умнички, тут ничего не прибавить. Тяга к знаниям – ого-го! Умные, способные, трудолюбивые и очень усидчивые (особенно на уроках). И в то же время ленивые и не умеющие любить того, что не принимают, не хотят, не понимают. Я не оправдываю и не осуждаю их ни в чем, я просто люблю их.

Мы все уже примерно выбрали свой путь. Думаю, рано давать детям, пусть уже почти взрослым, такой сложный выбор, но тут распоряжаюсь не я, а жизнь. Мы «бэшки», то есть гуманитарии. Пускай бесконечно будут живы шутки и анекдоты про безработных нас, но реально и объективно будущее за нами, и я не боюсь столь пафосных слов. За нами направление всеобщего развития, за нами интересы человечества. Боже, как же мы важны! В нашем классе учатся будущие учителя, дипломаты, журналисты, архитекторы, летчики, музыканты, прокуроры, инженеры, юристы, ювелиры, программисты... Можно ли его не любить?

Иногда я задумываюсь, что было бы, если б я учился в другом классе. Там были бы вежливые люди, умные, добрые, и т.д. и т.п., но всегда прихожу к мысли, что в моем все равно лучше (и это не сарказм, это правда). Кто знает, как сложилась бы судьба, не учись я в лицее, не перейди в 9-ом классе из А-параллели в Б. Теперь понимаю – так лучше. Да, иногда я жалуюсь, но все чаще приходят моменты осознания, что с 11Б действительно интересно, интересно даже просто наблюдать за ним. И если подумать, неужели я сам такой весь из себя вежливый (нет), умный (кончено, нет) и добрый (чуть-чуть). В этом-то и суть… Я не могу быть идеальным, как не могут и все другие люди, поэтому и люблю свой 11Б. Он живой, он настоящий!

Никита Петрушков, 11Б

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 4.83 (голосов 3)